Неизвестная Луганщина: Нестор Махно на Старобельщине. Легенды, присыпанные правдой

Неизвестная Луганщина: Нестор Махно на Старобельщине. Легенды, присыпанные правдой, Антон Малиновский

Мы продолжаем серию статей, посвященную истории нашей родной Луганщины, важным датам, событиям и личностям, с которыми связано прошлое и настоящее нашей области. В прошлый раз мы уделили внимание наследию бельгийцев в Лисичанске, ну а сегодня поговорим о Несторе Махно - личности, о которой до сих пор ходят легенды на территории нашей области.

Среди многих былей и легенд Луганщины — края, где пересеклись многие дороги истории, одна из самых известных — о казне Нестора Махно. Нестор Иванович Махно – разбойник, каторжник, партизан, народный защитник, эмигрант. Его жизнь была полна лишений и страданий. Он переболел самыми тяжелыми болезнями, в том числе тифом и туберкулезом (который его и доконал в эмиграции). Он был 12 раз ранен, несколько раз тяжело. Опасных приключений, которыми была богата его жизнь, хватило бы на десятки жизней.

Но, также говорят, что у Махно были несметные сокровища и спрятаны они в Старобельске. Некоторые историки утверждают, что никаких драгоценностей у Махно не было, якобы не в его характере копить на "черный" день. Другие отмечают, что не быть нищим самому и не позволить бедствовать своим приближенным для Махно было так же важно, как осуществлять идею анархизма.

Нестор Михненко (настоящая фамилия Махно) родился 26 октября (по другим данным 27) 1889 года в семье, бедность которой была до такой степени удручающей, что видавшие виды жители Гуляй-Поля, проходя мимо соломенной хибары Михненко, сочувственно покачивали головами. Отец Нестора умер через 11 месяцев после его рождения, поэтому мальчишке пришлось научиться зарабатывать на хлеб раньше, чем сесть за парту. Историки утверждают, что 16-летний Махно хотел вступить в ряды Союза бедных хлеборобов исключительно по идейным соображениям, он хотел справедливости и равноправия. А для этого все средства были хороши - с оружием в руках он «чистил» почтовые поезда, дома богачей и банки.

Даже если учесть, что часть вырученных таким способом средств уходила на печатание листовок с призывом к "мировой социальной революции", часть - раздавалась нуждающимся, "бедные хлеборобы" не голодали. Будучи подростком, Нестор попадает в тюрьму за убийство. Только его возраст спасает его от смертной казни, к которой он был приговорен. За девять лет отсидки в Бутырке Махно прекрасно овладел знаниями – изучил грамматику, математику, литературу, политэкономию, историю культуры. Тюрьма была его единственным в жизни учебным заведением, но приобретения всегда чреваты утратой - в заточении Нестор заболел туберкулезом, что навсегда подорвало его здоровье.

Он вернулся в Гуляй-Поле, где лихо начал расправляться с богачами и аристократами, по-прежнему занимаясь грабежами. Помогая красным или занимаясь "махновщиной", Нестор никогда не слыл бедным, а его стотысячная армия, контролирующая половину территории правобережной Украины, была прекрасно оснащена. Источники ее пополнения были самые разнообразные. Немалую часть средств армия Махно получила из бюджета молодой Страны Советов. Самым стабильным источником доходов были "налоги", которыми Махно облагал жителей занятых им деревень. Размеры поборов колебались в зависимости от материального положения "налогоплательщика", платить должны были все. К примеру, пожилые старушки отдавали дань самогоном, крестьяне победнее -- продовольствием и кормом для лошадей. А вот с крестьян зажиточных брали преимущественно деньги и драгоценности. Кроме того, махновцы и дальше промышляли грабежами. Добычей их становилось имущество не только отдельных людей, но и пассажиров целых железнодорожных поездов.

В то время в Украине находилось в обращении около 30 видов "бумажных" денег. Собственные кредитные билеты выпускал и сам Махно. На них было напечатано: "Обеспечивается головой того, кто отказывается их принимать". Однако даже такое суровое предостережение не помогло - банкноты Махно, как и многие другие, моментально обесценились и исчезли из обращения. Самыми ценными в казне были, естественно, "экспроприированные" золотые и серебряные монеты, ювелирные украшения. Именно они, по преданиям, до сих пор покоятся где-то в подземных ходах Старобельска, потому что город Махно покидал поспешно, а значит налегке.

Несмотря на свою более чем трехсотлетнюю историю, Старобельск и сейчас остается в основном одноэтажным. В начале двадцатого века это был сравнительно крупный город.Отметим, что на территории нынешней Луганской области было всего два уезда -- Старобельский и Луганский. Причем из двух уездных городов большим был Старобельск.

Именно на Старобельщине должен был развернуться анархо-коммунистический эксперимент батьки Махно. Таково было условие торга с коммунистами, цена за помощь Красной Армии в борьбе с Врангелем. Соответствующий договор был подписан в октябре 1920 года Нестором Махно и командованием Южного фронта. Также его называют Старобельским соглашением: четвертым соглашением Махно с Советской властью. Если бы оно было выполнено, то на территории Старобельского и Беловодского районов была бы создана первая и, пожалуй, единственная в мире анархистская республика.

Выбор на него пал совсем не случайно. Во-первых, именно в Старобельском уезде у Махно обнаружилось немало единомышленников, большинство населения сочувствовало ему, а не советской власти. Во-вторых, Гуляй-Поле было обыкновенной деревней, а Старобельск -- уездным городом. А значит вероятность сосредоточения именно здесь основных капиталов Махно очень высока.

Планам Нестора не было суждено сбыться. Непродолжительные отношения с "красными" закончились достаточно традиционно. После того, как его тачанки обеспечили победу в кампании против барона Врангеля, коммунисты в очередной раз объявили Батьку вне закона. Из Старобельска вместе с шестью сотнями соратников, Нестор Махно начал поспешный прорыв к границе. С тяжелыми боями удалось добраться до Румынии, от многочисленного отряда осталось лишь 24 бойца. По свидетельствам историков, финансовом состоянии махновцев в этом походе можно судить на таком примере. Перед переходом румынской границы начальник охраны махновской армии Лев Задов снял свой перстень и отдал беременной жене Махно, сказав, что это - единственная ценная вещь в отряде.

Махно, бравший поезда с царскими богатствами, прибыл в Европу в рваной гимнастерке и без гроша в кармане. Чем немало удивил эмигрантов, сумевших утащить за собой целые картинные галереи и чемоданы золота. А казна Махно, размеры которой можно оценить лишь косвенно, подсчитав сколько денег необходимо для содержания многотысячной армии, с тех пор так и не была найдена.

Старожилы утверждают, что одно из наиболее вероятных мест, где она может покоиться - подземные ходы, которых под Старобельском бесчисленное множество. Когда именно появились в Старобельске подземные ходы, точно никто не знает. Известно лишь, что самые большие из них соединяли женский монастырь и городские церкви. Один из ходов протяженностью около трех километров начинался в монастыре и заканчивался на берегу реки Айдар. Сейчас ими  не пользуются - грунтовые воды поднялись слишком близко к поверхности и древние подвалы либо затоплены, либо стали слишком сырыми.

Легенды легендами, но все охотники за сокровищами строят свои догадки на логически железобетонном основании: "В Старобельск Махно въезжал с огромным обозом, а уходил налегке - следовательно, войсковую казну он зарыл где-то поблизости. Желающих найти эти клады было немало. Самыми усердными кладоискателями, естественно, оказались дети. Многие в катакомбах терялись, их приходилось долго искать. 

Неудачи искателей клада можно объяснить и тем, что все они действовали как любители. В подземелья ни разу не спускалась экспедиция, подготовленная и проведенная по всем правилам кладоискательства или археологической науки. Поскольку в Старобельске Махно собирался строить свою республику и рассчитывал рано или поздно вернуться сюда из-за границы, можно предположить, что "исчезнувшей" казне вполне могла быть отведена роль стартовой материальной базы будущей анархистской автономии.

Нестор Иванович умер в 1934 году в возрасте 45 лет в Париже в крайней бедности и был похоронен за счет муниципалитета. Его жену, Елену Михленко, в 43-м году угнали на работы в Германию, а после войны она и дочь Галина Кузьменко были названы врагами народа и отправлены в политлагеря. Жена Махно умерла в 70-х годах, его дочь в начале 90-х. Родственники, которые сейчас живут за границей, кладами Махно в Старобельске не интересовались.

В материале частично использованы данные из Википедии

луганщина махно клад старобельск история
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
514 просмотров в апреле
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии